№ 1

 

РЕГИОНАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

НЕОБЬЯСНИМЫЕ СОБЫТИЯ, КРИМИНАЛ, СЛУХИ, СПЛЕТНИ, ПРОИСШЕСТВИЯ, ПРИКОЛЫ, ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ, ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ КРЫМА

 

Контрольные слова: каменоломни Крыма, Ак-манай, Аджимушкай, золотая казна, каменка, белый монах

 

ТЕБЕ, ПРЯТАЮЩИМСЯ ЗА ЖЕНСКОЙ ЮБКОЙ, УКРЫВШИМСЯ СТАТУСОМ «БЕЖЕНЕЦ», ТЕБЕ, БЕЖЕНЕЦ, У КОТОРОГО ПОГИБЛИ ДЕТИ, ПЛЕМЯННИКИ, БРАТЬЯ, СЁСТРЫ, РОДСТВЕННИКИ; ТЕБЕ, ЖИВУЩЕМУ ПО ПРИНЦИПУ «МОЯ ХАТА С КРАЮ», « АВОСЬ ПРОНЕСЁТ», «ЭТО НЕ МОЁ ДЕЛО» ОПОМНИСЬ ВРАГ ТЕРЗАЕТ И ИЗДЕВАЕТСЯ НАД ТВОЕЙ РОДИНОЙ И ЕСЛИ ТЫ НЕ ВОЗЬМЁШЬ В РУКИ ОРУЖИЕ И НЕ ДВИНЕШЬ ФАШИСТКОМУ ОТРЕБЬЮ ПО ЗУБАМ, ТО ТОГДА; «КТО КРОМЕ ТЕБЯ?» ТЕБЕ БЕЗЫМЯННЫЙ ХОХОЛ, ЕСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ УКРАИНЫ, ВСТАНЬ, ВОЗРОДИСЬ САМ! ПРИКАЗ № 227

 

 

Контрольные слова: Миледи, бриллианты, шкатулка, Старый_Крым,Коктебель,Валуа,ожерелье, Калиостро, тюрьму Сальпетлиер, Артек, Мария_Антуанетта, Голицина, диверсант, капут, Лазаревские_казармы, Херсонес

 

Стр: 1 2 3 4 5

 

 

 

Призраки Ак-Манайских катакомб

 

...Сейчас мы войдем в скалу.
Так в Крыму когда-то называли подземные катакомбы, откуда добывали строительный камень. Вот здесь - Яровая скала. Кто знает, почему ей дали такое имя? В названии вроде бы слышится фамилия. Интересно, кем был этот Яровой: основателем каменоломни, горным мастером, подрядчиком, покупавшим камень, а может просто обычным каторжником?
Дальше - Пьяная скала. Говорят, что ходы в ней извилисты, виляют то в одну, то в другую сторону: вроде бы маркшейдер, давший указание рубить ходы именно так, изрядно прикладывался к водочке... Скал этих тут великое множество.

 

Ай-Манайские каменоломни тянутся вдоль берега моря километров на десять, а то и более. А уж какую площадь занимают все ходы - никому не известно. Паутина подземная. Земля в районе бывшего Ак-Маная, нынешней Каменки, горбится вокруг провалов. Время от времени осыпается земля и верхний слой камня, обнажая подземелья. Окрестности... Да что там окрестности - весь Ленинский район - второй этаж рукотворного подземного мира. Можно спуститься под землю в Багерово - и выйти через восемь километров, где-нибудь в Чистополье. Были путешественники, доходившие до Аджимушкайских каменоломен. Говорят, что можно и до Опука подземными штольнями добраться.

Вход в Яровую скалу - именно вход, а не дыра - аккуратный темный прямоугольник. Это одна из старейших (а потому и лучше всего сохранившихся выработок). В старину все делали на совесть. Связывают основание Ак-Манайских каменомен с ротой солдат, чем-то прогневавших матушку-Екатерину. Сослала якобы она неугодных на край света - в Крым. Даже на самый край этого края - к основанию Арабатской стрелки. И стали ссыльные камень ломать, дома строить. А позже превратился Ак-Манай в место подневольного труда: ссылали сюда каторжников. Это их руками выдолблены километры штолен. Из акманайского камня строилась Феодосия и многие села окрест. Вывозился он и дальше.

..Темнота проглатывает нас. Нужно несколько минут, чтобы привыкли глаза. Фонарик, как назло, не работает. Пытаюсь зажечь свечу. От входа тянет холодом, и робкий огонек то и дело гаснет. Владимир Кондратов, руководящий местным поисковым отрядом, работающим на общественных началах - человек, посвятивший много времени изучению местных катакомб (вряд ли есть кто-то, знающий о них больше), уверенно направляется в глубину тоннеля. Можно идти во весь рост, хотя до "потолка" - верхнего свода - легко достать рукой. Здесь тепло. Исчез дневной свет, а вместе с ним прохладный ветерок. Впереди - длинный коридор, с одной стороны его аккуратно сложены друг на друга камни разной величины. Это отходы, которые равняли по стеночке, дабы не загромождать штольни.

."Семен Николаевич Гудзенко тюремный надзиратель" - затейливо выведено углем на белом известняке недалеко от входа. Лихая роспись господина Гудзенко встречает нас и на следующем повороте. "Можно стыковать..." - без сомнения, "служебная" пометка маркшейдера, просчитывавшего как новый туннель пройдет по отношению к предыдущему. В этом рукаве Ак-Манайских каменоломен надписи углем скорее всего относятся к концу девятнадцатого - началу двадцатых веков. Кое-где встречаются даты: 1911, 1912, 1897.

 

Следующий поворот - следующий тоннель. Пропускаю вперед фотокорреспондента, а Владимир Георгиевич исчез впереди еще раньше. Вдруг становится страшновато. Огонек свечи бросает пятнышко света на стену. "Митрий Ряботка", "Виктор Земеля". Расписались здесь приятели-солдатики или те, кого они сторожили? Пятнышко света падает на пол. Видны две глубоких колеи - следы от повозок, на которых вывозили камень. Добывали его вот как: глыбу выпиливали пилой, а после обтесывали, придавая ей стандартную форму. "Избави меня от лукавого и от Ак-Манайской скалы..." - встречает нас новая надпись. Давным-давно нет того, кто написал на стене эту просьбу. Свершилось ли то, о чем этот человек молил Бога?

 

Чтобы попасть на каторгу в XIX-начале ХХ века нужно было очень "постараться". Обычных воришек, грабителей приговаривали к заключению в исправительный дом или тюремный замок. По уголовному уложению этого времени к каторге приговаривались фальшивомонетчики (до 12 лет), убийцы (не меньше 8 лет). Те, кто убил мать, отца или ближайшего родственника, шли на каторгу "без срока". 10 лет каторги - за убийство "шайкою, мучительным для убиенного способом, отравление, из засады, с корыстными устремлениями". За умышленное доведение до самоубийства - 8 лет, "любодеяние с ребенком, недостигшим 14 лет принуждением угрозами либо телесными повреждениями" - до 10 лет. Полагалась каторга за кражи и осквернение церкви, за неоднократный разбой, за бунт (вот откуда появлялись в каменоломнях солдаты и матросы).

"Не стращай судьба бедою, не зови на бой." Шаг вперед - и следующая надпись. Торопливым почерком: "Добыто - 108, 68 на выходе" - это учетчик подсчитывал напиленный и вывезенный камень. Рядышком - "75 перваго сорту, 60 второго сорту сработали. Павленко." В день это или в неделю, в месяц? Сколько каторжников трудилось в Ак-Манайской скале, мы вряд ли узнаем. Можно только предположить, что были они в основном крымские жители.

Мне кажется , что идем мы очень долго. Владимир Георгиевич вслух жалеет, что у нас мало времени, чтобы осмотреть... Нет, не все (это ж десятки, если не сотни километров ходов!), - хотя бы самые интересные надписи на этом участке.
- Корабль! - почти одновременно вырывается у меня и фотокорреспондента.

Огромное парусное судно. По трапу поднимается шеренга солдат с длинными ружьями с примкнутыми штыками. Отдельно рядом нарисован солдат при полной выкладке. Может быть, специалист смог бы определить к какому времени относится его форма. Что хотел сказать этим неведомый художник? Вспоминал он корабль, который доставил его к крымским берегам, или просто изобразил некое славное событие, свежее еще в его памяти?

Идем гуськом. Впереди Владимир Георгиевич и Евгений Сталинградский, опытный поисковик и любитель подземелий - "Одному сюда никогда не надо заходить. Мало ли что может случиться?". Я держусь за ними - моя несчастная свечка освещает только то, что под ногами и на ближней стене. Фотокор продвигается сзади. Поворачиваю - и мне кажется, что справа ко мне движется размытое красноватое пятно.
- Леша, это ты сейчас что-то снимал? Красным вроде полыхнуло - стараюсь, чтобы голос не дрожал.
- И не думал даже.
Это что ж, галлюцинация у меня? Еще раз кошусь вправо - пятно есть. Мигаю - пусто. Черный провал бокового хода. Лет сто назад мы верили в призраков. Сейчас мы верим, что после человека остается какое-то энергетическое облачко, которое мы порой способны видеть. Владимир Георгиевич и Евгений на людей подверженных тонким душевным волнениям никак не похожи.

- Когда мы в первый раз спустились не в этот, в другой рукав Ак-Манайской каменоломни (тут недалеко), было нас шесть человек. Движемся вперед, штольня такая же - сбоку сложены в человеческий рост разнокалиберные камни, отходы. Вдруг я почувствовал, что воздух вокруг меня сгустился - как будто через что-то упругое проходишь. Несколько шагов - все нормально. Потом - снова сгущение. Позвал Женю: "Чувствуешь что-нибудь?" Он прошелся, и в тех же местах останавливается: "Кажется, идти труднее, как будто что-то мешает..." Потом уже мы увидели рисунки: где-то церковь, где-то - священник, где-то - просто крест. Поняли, что там было?

Могилы. Здесь каторжники работали, здесь жили, здесь же и умирали. И хоронили их в одном из ответвлений выработок: просто укладывали тело у стены и заваливали камнями, а рядом вырастала обычная стенка из отходов. Никто не различит могилу, никто не найдет. Разве что товарищ нацарапает на стене крест, или художник, из таких же каторжников, найдет минутку и что-то нарисует.

Разбирая каменные завалы в таких местах поисковики находили останки. Вот вам энергетика - если вы верите в это. Представьте, что оставалось в месте упокоения каторжника, жившего с проклятиями на устах и умершего так же...
Для житья каторжникам выделялась одна из выработок. Ограждалась она "ложными стенками" - из тех самых каменных отходов. Стелили там солому, завешивали вход - вот и вся "меблировка".

Для туалета отведено отдельное место. Попадая в каменоломню, преступник обречен был долго не увидеть солнца. Весь свет - от самодельной лампы: бутылочки, наполненной маслом, где тлел фитилек. Жили они здесь, не ощущая смены погоды, времен года - в выработках круглый год одна и та же температура, девять градусов тепла по Цельсию. Только по тому, как таяли силы, прибавялось морщин и седых волос, убавлялось зубов и надежды, можно было понять, что проходят месяцы и годы.Может быть, к началу ХХ века жизнь каторжников стала более сносной. Не исключено, что разрешили некоторым из них селиться на поверхности, в селе. На каких-то выработках к этому времени трудились уже и вольнонаемные рабочие. Какое-то время мы идем молча. То справа, то слева возникают и возникают входы в новые туннели. Может быть, в каких-то из них есть еще безымянные могилы. Луч скользит по потолку и наталкивается на висящую вниз головой летучую мышь. Она спит крепким зимним сном. Ее не пугают призраки Ак-Манайских катакомб. Летучая мышь - верный признак того, что эти места редко посещаются человеком. Она, с головы до лапок укутавшаяся собственными крыльями, похожа на тугой кожаный мешочек. Спит. Чихать она хотела на свет фонариков и вспышку фотоаппарата.

Мы все дальше и дальше уходим вглубь Ак-Манайских каменоломен. Над нами сейчас - метров десять, а то и двенадцать камня и земли. Если пойти нужной штольней, можно услышать, как совсем рядом ворочается и шумит море. Километры и километры заброшенных подземных выработок хранят много тайн.

"Сдохнем здесь..."

У группы поисковиков, которой руководит Владимир Кондратов, есть правило: ничего не выносить наружу. Что можно найти там, где трудились когда-то каторжники? Кандалы, долото, замки... Останки несчастного, умершего от болезни и непосильного труда. Осколки бутылочек -"мерзавчиков" из-под водки, служившие масляными светильниками. "Грошовая в общем-то вещь, а стекло - с перламутром!" - восхищается старинной работой Владимир Георгиевич. То и дело в стенах встречаются выдолбленные углубления - сюда тоже ставились лампы, освещавшие "фронт работ". Главное богатство этих штолен - надписи и рисунки, сделанные каторжниками более века тому назад. От сентиментально-лирических, прерывающихся то и дело деловыми записями учетчиков: сколько и какого камня добыто - до откровенно хулиганских, порой с лихими карикатурами.
"Не зная отдыха и счастья трудился здесь бедный люд... 1912 год." - разлапистые буквы явно начертаны редко пишущим человеком.
"Вывезено на поверхность 142, браку на горе - 24 штуки..."
"Кто писал - таму пива бутылку, кто читал - таму... (из цензурных соображений слово пропускаю) ... по затылку".
Рисунки, рисунки - женские портреты в профиль - дамы в блузках с высоким горлом и высоко поднятыми волосами. Корабли - колесные пароходы, парусники. Уж не занесла ли злая судьба в Ак-Манайские каменоломни матросика? Только человек, отлично знающий оснастку каждого корабля, может так нарисовать. Смешные чертики при жандармских погонах.
"Здесь не камень, а гранит. Здесь люди не работали, а мучились..."
"Не дают... С голоду подохнем...Котомки забираем и уходим..."

Ак-Манай был маленьким селом при каменоломнях. Местом отдаленным, уединенным - однако в восточном Крыму среди подрядчиков и строителей известным. Случалось и такое, что новую штольню били под заказ - ежели требовался камень известного сорта. Скажем, из одной катакомбы брали известняк помягче, который обрабатывается легко. Из другой добывали плотный твердый камень, называли его "мрамор" - первосортный материал. К Ак-Манайским каменоломням даже подвели железнодорожную ветку - чтоб быстрее вывозить камень.

Можно примерно сказать, когда здесь прекратилась добыча: в конце 1917- начале 1918 годов. Не исключено, что кто-то из бывших каторжников выбился в те времена в красные комиссары - почему нет, "биография" подходящая: человек, пострадавший от царского режима и надрывавшийся в каменомнях... Прекратилась добыча и на тех участках, где трудились вольнонаемные.

Если вы посмотрите на карту, то увидите: неподалеку от Ак-Маная находится место, откуда "вырастает" Керченский полуостров. Это - Парпачский перешеек. Место стратегически важное. Кто захватил этот перешеек - тот и открыл дорогу на весь Керченский полуостров. В 1919 красные войска не удержали Ак-Манайских позиций на Парпачском перешейке, а в 1921 с тех же позиций отступали белые.

Каменоломни же все время находились в тылу обороняющейся армии. Там пряталось местные жители, там размещали оружейные и интендантские склады, там хватало места для госпиталя и для солдат.

В Ак-Манайских каменоломнях не происходило таких громких событий, как, скажем партизанское восстание 1919 года в Аджимушкайских. Но это не значит, что эти места не видели больших человеческих трагедий.

В 1921 году национализированные каменоломни Крыма дали Советскому государству 7068 штук пиленого камня. Были среди тех шести заработавших каменоломен Ак-Манайские? Почти с уверенностью можно сказать - нет. Казалось бы: давайте, запускайте их, стране нужен камень! Владимир Кондратов уже много лет подступается к одной жутковатой тайне Ак-Маная:

- В одной из подземных выработок этих каменоломен ГПУ организовало фильтрационный лагерь для лиц "непролетарского происхождения", которые вернулись из-за границы, или не успели туда уехать. Есть сведения, что по каким-то причинам эти штольни были затампонированы (наглухо закрыты) вместе с людьми. Что там случилось: провело ГПУ массовые расстрелы, или заживо замуровало узников - неизвестно.

Тридцатые годы наконец-то принесли оживление в Ак-Манайские каменоломни. Возобновилась добыча камня. Правда, не так как встарь, "по советскому". Это значит - туннели делались попроще, к поверхности поближе. Простоял бы, пока другую штольню не начнут бить. Проваливаются сейчас все больше именно эти выработки. Вот, взгляните: это называется "компас", - Владимир Георгиевич светит фонариком на стену, - Эх, где-то есть другой, получше. Ну, может еще до него дойдем. Круг, по нему - насечки. Это маркшейдер начале прошлого века размечал, как пройдет новый тоннель по отношению к другим ходам каменоломни. Так в старину делали: на глазок, по памяти. И выходило, знаете ли, неплохо.И жилье, и склады.

...Великая Отечественная к Ак-Манаю приближалась исподволь. Однажды ночью часть железнодорожной ветки, ведущей в сторону каменоломен, оказалась разобранной. В селе слышали гул машин. Откуда-то возникли разговоры, что прятало что-то НКВД в каменоломнях. Разобрали ветку, чтобы из рельсов захоронку соорудить. Потом выложили ложные стенки - и кто не знает, в жизни ничего не найдет. Потом, аж в 1955 приезжала какая-то комиссия: искали что-то - может и ту захоронку. А слух распустили, что ищут... полковую казну.

- Да какая там казна могла быть! - говорит Владимир Георгиевич, - Немцы уже на пятки наступали. Если что и имело смысл прятать, то разве что документы. Дела? Здесь же в первые месяцы войны вовсю работали "особые тройки", в считанные часы вершившие суд. С другой стороны, так ли важны они были, эти расстрелянные паникеры, дезертиры, люди, распускавшие ненужные слухи - чтобы приезжала целая комиссия. И когда: через десять лет после войны, через два года после смерти Сталина! Культурные ценности? Вряд ли: что успели - уже вывезли через Джанкой. До самых последних дней, пока не сомкнулось кольцо окружения, пока немцы не взяли Ак-Манайские позиции, в каменоломнях находились наши войска. Снова - оружейные и интендантские склады, госпиталь...

 

Когда немцы вошли в Ак-Манай, продовольственный склад интересовал их больше всего. Предприимчивое местное население первым добралось до этих запасов. "Матка! Где?.. Воровать нихт!" - подносили солдаты к носу молодок и старух ладонь с горкой муки. Те открещивались: мол, знать ничего не знаем. А погорели на вине с того склада: отследив нескольких пьяных, оккупанты обыскивали дома....Под ногой что-то перекатилось. Не камень, мелькнуло что-то темное. "Рубашка" от гранаты. Пустой цилиндрик проржавел насквозь. Чуть поодаль - сумка от противогаза, тоже изьеденная временем. Из-под камня извлекаем истлевший ботинок и крошечный ветхий лоскуток защитного цвета - обрывок гимнастерки? Мы стоим в месте, где немцы взорвали свою батарею, еще несколько лет назад тут лежали остатки прожектора (потом кто-то утащил его в металлолом). Там, на поверхности - огромная вмятина. Здесь, под землей - наполовину просевший ход. То и дело попадаются ложные стенки. За ними - комнатки. После войны здесь, в каменоломнях, жили люди.
А интендантский склад Владимир Георгиевич не теряет надежды найти. Та интереснейшая работа, которую делает он и его единомышленники, обьединившиеся в поисковую группу, могла быть более эффективной. Если бы нужна была еще кому-то. Потому что пока поисковики работают на энтузиазме. Между тем, часть этих каменоломен можно было бы преобразовать в место, привлекающее туристов: чуть почистить, поставить стенки в тех местах, куда ходить опасно. Разработать машрут. Музейчик небольшой сделать. Была б помощь - группа продолжила бы поисковую работу в других каменоломнях.

Что таят в себе каменные лабиринты? Только навскидку Владимир Георгиевич перечислил с десяток маленьких и больших каменоломен, таинственных и интересных мест. Что, скажем, прячет Селевая - рукав каменоломни, полностью забитый землей: она сошла во время селя. Над ней нацарапан силуэт немецкого солдата и поставлен год, 1943: может в память тех, кто оказался здесь, застигнутый неудержимым потоком?

...Дневной свет пробивается у входа мягко: сюда, в подземелье, он входит не хозяином, а гостем. Я уже знаю, что непременно вернусь сюда: увидеть то, что не удалось сейчас, побывать в других каменоломнях. "Приезжайте, есть о чем писать!" - пригласил Владимир Кондратов.

Устроившись в машине, покашливаю. "Что, матушка, простудилась?" - интересуется фотокор. У меня вырывается: "Да, рудники проклятые... То есть, каменоломни!"

Наталья Якимова, "Крымское время"

Кстати

Каменка на всех картах присутствует как Каменское, на побережье Азовского моря, у основания Арабатской стрелки.

Ещё, что по поводу каменоломен нашлось в Интернете:
Ай-Манайские каменоломни тянутся вдоль берега моря километров на десять, а то и более. А уж какую площадь занимают все ходы - никому не известно. Паутина подземная.
Земля в районе бывшего Ак-Маная, нынешней Каменки, горбится вокруг провалов. Время от времени осыпается земля и верхний слой камня, обнажая подземелья. Окрестности... Да что там окрестности - весь Ленинский район - второй этаж рукотворного подземного мира. Можно спуститься под землю в Багерово - и выйти через восемь километров, где-нибудь в Чистополье. Были путешественники, доходившие до Аджимушкайских каменоломен. Говорят, что можно и до Опука подземными штольнями добраться.
Связывают основание Ак-Манайских каменоломен с ротой солдат, чем-то прогневавших матушку-Екатерину. Сослала якобы она неугодных на край света - в Крым. Даже на самый край этого края - к основанию Арабатской стрелки. И стали ссыльные камень ломать, дома строить. А позже превратился Ак-Манай в место подневольного труда: ссылали сюда каторжников. Это их руками выдолблены километры штолен. Из акманайского камня строилась Феодосия и многие села окрест. Вывозился он и дальше.

 

Призраки священного города

 

 

Судьба этого города настолько необычна, что любой человек, хотя бы раз побывавший в нем, на всю оставшуюся жизнь сохраняет в памяти неповторимое ощущение от встречи с ним. И это вовсе не случайно, ибо город этот – Севастополь, что   в переводе с греческого означает священный город (севастос – священный и полис – город). Сегодня в его жизни присутствует столько таинственного и необычного, что все это не может быть только простой случайностью. История Севастополя вобрала в себя   множество событий, а потому до настоящего времени то там, то здесь появляются отголоски прошлых лет, появляются, чтобы кого-то предостерегать, кого-то вдохновлять,  а кого-то просто пугать. Непостижимые и неуловимые, они возникают как бы из ничего,  чтобы затем исчезнуть в никуда, доводя людей до смертельного ужаса. Да иначе и  быть не может, ибо имя им – призраки. Самым старым и заслуженным из них,  вероятно, следует считать призрак Лазаревских казарм, которые стоят при  въезде на Корабельную сторону  Севастополя. Когда после англо-французских бомбардировок казармы отстроили, живущие в  них матросы стали замечать по ночам некие полупрозрачные фигуры, уныло бродящие по  центральным коридорам. Фигур было три. Один призрак, имевший на голове феску, выглядел  несчастным, другой – с повязанным на шее платком – держался, наоборот, весьма надменно, а  третий – с лихо закрученными вверх усами и маленькой клинообразной бородкой – отличался на   редкость общительным характером, стараясь всегда подольше задержаться подле моряков.

                                                                      

Наблюдая за приведениями, моряки постепенно установили, что все три являются  представителями союзнических армий, осаждавших Севастополь в 1854 – 1855 годах. Особого вреда все призраки людям не причиняли, но их все равно побаивались. Чтобы избавиться от нежелательного соседства, приглашали даже флотского священника,  который, прочитав молитву, окропил помещения казарм святой водой. После этого призраки стали появляться реже, но окончательно не исчезли. Затем была вторая оборона Севастополя

1941 – 1942 годов и вновь Лазаревские казармы были почти полностью разрушены. После  войны оказалось, что из трех потусторонних обитателей казарм «выжил» лишь один – усатый. Его видели якобы вплоть до 70-х годов. По крайней мере, о своей встрече с ним именно в эти годы рассказал автору один из ветеранов Черноморского флота. Призрак, по его словам, вел себя при встречах с людьми весьма миролюбиво и даже застенчиво.

В 1988 году журналист флотской газеты Сергей Овчар взял «интервью» у призрака Лазаревских казарм. Говоря и перестукиваясь с ним через чердачную дверь, он выяснил у фантома его  французские корни, двухсотлетний возраст и услышал рассказы о бомбежках 1941 – 1942 годов.

 

Русский язык за годы своей севастопольской жизни призрак освоил вполне сносно и на все задаваемые ему вопросы отвечал незамедлительным стуком. Статья, опубликованная Сергеем  Овчаром во флотской газете, вызвала тогда много разговоров. Что сейчас происходит с призрачным старожилом Севастополя, где он пребывает, сказать  трудно. В последнее время он не появляется на глаза и не дает о себе знать. Вообще, по рассказам старожилов Севастополя, в довоенном городе призраков было  полным-полно. Свои собственные призраки имели Малахов курган, 4-й бастион (нынешний Исторический бульвар) и Братское кладбище. После Великой Отечественной войны все они  куда-то подевались.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              

Одним из весьма известных севастопольских призраков является «белый монах», обитающий  на территории нынешнего музея-заповедника Херсонес, где в ХIХ – начале XX века располагался  херсонесский Владимирский монастырь. Разговоров о нем ходит много, но конкретных фактов при этом весьма и весьма мало. Появляется «белый монах» исключительно ночью и большей частью в районе знаменитого Херсонесского туманного колокола и старых монастырских купален. «Белым» его прозвали за одежду, хотя монаху приличней было бы ходить все же в черном. Но у привидений свои пристрастия. «Белый монах» часто пугает влюбленных и ночных купальщиков, но вообще он достаточно миролюбив. Хотя один момент, связанный с ним, все же несколько настораживает. Дело в том, что участок каменистого пляжа, примыкающий к бывшей монастырской купальне, пользуется у местных жителей дурной славой. Не проходит года, чтобы там кто-нибудь не утонул, и это несмотря на мелководье! Но виноват ли в этом гуляющий по берегу «белый монах», неизвестно.

 

 

 

И все же самым знаменитым из сегодняшних призраков города является так называемый призрак мыса Фиолент. О нем рассказывают целые легенды, о нем пишут местные газеты, публикую леденящие душу повествования очевидцев. Опасаясь его, люди стараются лишний раз не ходить в этих местах.  В отношении внешнего вида призрака мыса Фиолент показания очевидцев расходятся. Если одним он являлся в виде

 

огромной человеческой фигуры со зверским выражением лица, то другим в виде светящегося столба, быстро перемещающегося вдоль берега. В ряде случаев призрак Фиолента никому не мешал и ни на кого не нападал, однако есть свидетельства, что порой он, бывает очень агрессивен. Однажды его внимания удостоились сразу несколько матросов, охранявших военный объект. Он по какой-то причине за ними погнался, и матросы  едва успели закрыться в караулке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Очень много страшных слухов и преданий ходят

о духах долины Привидений, которая расположена неподалеку от местечка Бательман под Севастополем. Не менее впечатляющи рассказы о неких бестелесных существах, которые якобы населяют малоизученную до сегодняшнего дня Скельскую пещеру в пригороде Севастополя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                 

                                                                                                                                                                                                                 

Недоброй славой пользуется в Севастополе и мыс Херсонес, поистине зловещее место. Именно здесь, на скалах херсонесского мыса, в июле 1942 года немцы добивали последних защитников города. Сколько было здесь убито людей, не скажет сегодня уже никто, но ясно, что их было очень и очень много. В мае 1944 года уже наши войска добивали здесь же остатки фашистской группировки в Крыму. Даже днем здесь чувствуешь себя как-то тревожно, словно все время невидимый наблюдатель следит за каждым твоим шагом. Один из моих знакомых, имевший здесь дачу, не мог в ней оставаться на ночь и был в конце концов вынужден продать ее за бесценок, так как желающих купить ее просто не было.

«Почти каждую ночь я слышал крики о помощи, стоны и предсмертные хрипы! – рассказывал он мне. – Выхожу на улицу – вроде бы никого нет, зайду в дом, все повторяется снова».

 

Его сосед по даче (тоже вскоре продавший почти за смешные деньги свой участок)  неоднократно видел в вечерних сумерках призрачные человеческие фигуры в районе печально знаменитой 35-й батареи, где находился последний опорный пункт обороны города. Эти фигуры целыми десятками появлялись из развалин батареи и уходили в сторону моря. 

                                                   

Существовали и существуют призраки и на кораблях Черноморского флота, базирующихся в Севастополе. Так противолодочный крейсер «Москва» имел своего персонального призрака, жившего в концевом коридоре под вертолетным ангаром и на протяжении многих лет пугавшего своими душераздирающими стонами весь экипаж. В природе призраков еще очень много неясного и таинственного: откуда и когда они  появляются, куда и как исчезают? Однако в точности известно, что все они тесно связаны с нашей историей, с ее самыми трагическими и печальными страницами. И как знать, может быть, придет время и, изучив природу приведений, мы сможем открыть для себя многие, ранее неизвестные страницы минувшего, а, изучив их, лучше понять наше нынешнее время и самих себя.

Владимир ШИГИН

По материалам сайта  Мужская газета

http://sevdig.sevastopol.ws/prikol/prizrak.html 

 

 

 

 

 

 

 

Самым старым и заслуженным из них, вероятно, следует считать призрак Лазаревских казарм, которые стоят при въезде на Корабельную сторону Севастополя. Когда после англо-французских бомбардировок казармы отстроили, живущие в них матросы стали замечать по ночам некие полупрозрачные фигуры, уныло бродящие по центральным коридорам. Фигур было три. Один призрак, имевший на голове феску, выглядел несчастным, другой – с повязанным на шее платком – держался, наоборот, весьма надменно, а третий – с лихо закрученными вверх усами и маленькой клинообразной бородкой – отличался на редкость общительным характером, стараясь всегда подольше задержаться подле моряков.

Наблюдая за приведениями, моряки постепенно установили, что все три являются представителями союзнических армий, осаждавших Севастополь в 1854 – 1855 годах. Особого вреда все призраки людям не причиняли, но их все равно побаивались. Чтобы избавиться от нежелательного соседства, приглашали даже флотского священника, который, прочитав молитву, окропил помещения казарм святой водой. После этого призраки стали появляться реже, но окончательно не исчезли. Затем была вторая оборона Севастополя 1941 – 1942 годов и вновь Лазаревские казармы были почти полностью разрушены. После войны оказалось, что из трех потусторонних обитателей казарм «выжил» лишь один – усатый. Его видели якобы вплоть до 70-х годов. По крайней мере, о своей встрече с ним именно в эти годы рассказал автору один из ветеранов Черноморского флота. Призрак, по его словам, вел себя при встречах с людьми весьма миролюбиво и даже застенчиво. В 1988 году журналист флотской газеты Сергей Овчар взял «интервью» у призрака Лазаревских казарм. Говоря и перестукиваясь с ним через чердачную дверь, он выяснил у фантома его французские корни, двухсотлетний возраст и услышал рассказы о бомбежках 1941 – 1942 годов. Русский язык за годы своей севастопольской жизни призрак освоил вполне сносно и на все задаваемые ему опросы отвечал незамедлительным стуком. Статья, опубликованная Сергеем Овчаром во флотской газете, вызвала тогда много разговоров.

Что сейчас происходит с призрачным старожилом Севастополя, где он пребывает, сказать трудно. В последнее время он не появляется на глаза и не дает о себе знать.

 

http://sevdig.sevastopol.ws/prikol/prizrak.html

 

 

Крымский Форум

 

Немецкий диверсант выплыл из прошлого

 

 

Все сведения об этом невероятном происшествии, случившемся в 1989 году в Севастопольском торговом порту, до сих пор засекречены и огласке не подлежат. И лишь по счастливой случайности украинскому уфологу-энтузиасту удалось частично приподнять завесу над тайной, которую тщательно скрывали от общественности. Материалы были переданы в газету "Аномальные новости" N 3 и опубликованы.

 

А началось все летним июньским днем 1989 года. Находящийся на вахте матрос сторожевого корабля заметил, что в нескольких метрах от борта судна спокойная до сей минуты морская вода вдруг забурлила. Вахтенный тут же доложил об увиденном капитану. Тот незамедлительно отдал команду спустить с корабля шлюпку и тщательнейшим образом исследовать странное место. Как-никак "незапланированное" бурление воды происходило в непосредственной близости от боевого корабля!

 

 

Не успела шлюпка с матросами приблизиться к подозрительному месту, как из-под воды появился водолаз. Наблюдавший с борта сторожевика за происходящим капитан приказал доставить его на судно.

 

Когда с пловца сняли кислородные баллоны и маску, тот сначала улыбнулся, собираясь что-то сказать, но потом вдруг его лицо перекосила гримаса ужаса, он замычал, словно от мучительной зубной боли, поднял руки над головой и обреченно вымолвил: "Гитлер капут!" Водолаз оказался немцем и, что еще более невероятно, фашистом!

 

Со слов "выплывшего из прошлого" немецкого диверсанта выходило, что он, капрал Эрхард Зиммельман, по приказу своего командования 15 июня 1943 года с группой других подводников устанавливал на дне Севастопольской бухты минные заряды. Все шло по плану до тех пор, пока он не поднялся на поверхность и не оказался нос к носу с русскими матросами!

 

Капитан сторожевика, услышав подобный бред, трижды через переводчика уточнял дату минирования и трижды получал один и тот же ответ—июнь 1943 года!!!

 

Сумасшедший, сбежавший из дурдома? Провокатор, заброшенный из ФРГ? Или... Капитан советского военного кора*ля, коммунист и орденоносец, просто не мог поверить в то, что можно вот так вот запросто попасть из прошлого в будущее!

 

Тем более что у немца—раз уж на то пошло—не было с собой никакой "машинки времени". Его размышления о бренности земного бытия были прерваны приездом вызванных по телефону офицеров морской контрразведки. Немца забрали, а капитана на следующий день пригласили в штаб и приказали навсегда забыть вчерашний инцидент, как будто его и не было вовсе. В противном случае его ждали разжалование и военный трибунал! К вечеру того же дня в штаб был вызван для допроса матрос, переводивший слова немца. Обратно на корабль он не вернулся, и о его дальнейшей судьбе капитан ничего не знает. Как и о судьбе немецкого водолаза.

 

Ныне бывший капитан (фамилию его, по понятным причинам, мы не раскрываем)—на пенсии. Разжалование ему не грозит, именно поэтому он и решил поделиться своими воспоминаниями с людьми, которые занимаются аномальными явлениями.

 

Продолжение у этой истории 14-летней давности наверняка существует. Дело за малым: раскрытием секретных архивов спецслужб...

Леонид СОМОВ

 

http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?p=2933610

 

 

 

 

 

Тайна миледи

Анна КОКОРИНА 07 февраля, 11:06

 

 

МЕСТЬ МИЛЕДИ

Колье так и не нашли - 629 бриллиантов, оправленных в золото, пропали бесследно. А вот Жанна не пропала. Каким-то невероятным образом она бежала из Бастилии и оказалась в Англии. Мало того, в 1787 году в Лондоне вышли ее мемуары, как бы теперь сказали, с компроматом на императорскую семью. Некоторые исследователи полагают, что эта книжка де Ла Мотт стала одной из причин Великой французской революции, которая в 1789 году уничтожила не только монархию, но и физически Людовика XVI c Марией-Антуаннетой. Причем поговаривают, что императрицу казнил тот же палач, что клеймил Жанну де Ла Мотт. Такова получилась страшная месть Миледи.

Следы знаменитой интриганки потерялись в Крыму История Жанны де Ла Мотт и поныне будоражит умы.

 Следы знаменитой интриганки потерялись в Крыму История Жанны де Ла Мотт и поныне будоражит умы. Мастерски провернув свою знаменитую авантюру с ожерельем королевы, знаменитая авантюристка получила в наказание позорное клеймо, отсидела недолго в тюрьме и бежала в Лондон. Спустя некоторое время в книге Ломбердской церкви за 1791 год появилась запись о ее трагической гибели (в результате выпадения из окна второго этажа) и погребении. Великий Александр Дюма, конечно, знал эту историю и изложил ее в бестселлере «Ожерелье королевы». В знаменитом романе «Три мушкетера» писатель буквально списал с Жанны образ интриганки миледи Винтер. Только об одном не знал Дюма: настоящая миледи разыграла свою смерть и, прихватив то самое скандальное ожерелье, перебралась из Англии в Россию, а позднее объявилась в Крыму...  

 

«Сиротка» Валуа

 

В 1756 году в небогатой, но весьма известной семье де Валуа, состоявшей в родстве с королевской династией, родилась девочка, которую назвали Жанна. Характерец у девчонки с малолетства был еще тот — наши глянцевые стервы и рядом не стояли. В семилетнем возрасте Жанна осиротела и стала заниматься попрошайничеством на улице. Причем делала это настолько вдохновенно, рассказывая прохожим о тяжелой судьбе «бедной сиротки из дома де Валуа», в жилах которой течет королевская кровь, что некая богатая маркиза Буленвилье, проникшись страданиями ребенка, взяла сиротку в свой дом. Здесь Жанна де Валуа твердо усвоила одну истину: есть два способа выпрашивать милостыню — сидя на паперти или разъезжая в карете. Разъезжать в карете, конечно, было намного приятнее.

 

В двадцать четыре года будущая знаменитая аферистка обвенчалась с жандармским офицером графом Николя де Ла Моттом. Но после переезда в Париж бросила мужа и пустилась во все тяжкие. Именно здесь началась ее авантюрная судьба с бесконечной чередой интриг и скандалов, от которых Жанна стала получать настоящее удовольствие.

 

В столице Жанна пользовалась большим успехом у мужчин, мастерски освоив умение красиво подать себя. Она знакомилась со множеством интересных и полезных людей, в числе которых оказался и кардинал Страсбургский Луи де Роган, познакомивший ее со знаменитым магом и волшебником графом Калиостро. Именно Калиостро подтолкнул Жанну к скандально известной афере с ожерельем королевы.  

 

Знаменитая афера XVIII века

 

Графиня де Ла Мотт по большому секрету сообщила кардиналу де Рогану, что королева Мария Антуанетта не прочь приобрести у парижских ювелиров дорогое алмазное ожерелье, но хочет сделать это втайне от мужа. Потому королева и просит кардинала стать посредником в удовлетворении сего маленького женского каприза. В качестве доказательства Жанна предъявила фальшивое письмо от Марии Антуанетты и даже организовала для кардинала тайную ночную встречу с самой королевой, роль которой сыграла переодетая проститутка. Кардинал, давно и безуспешно искавший способ восстановить свое пошатнувшееся положение при дворе, с радостью согласился и приобрел ожерелье у ювелиров, дав обязательство внести плату по частям. Мошенничество было разоблачено, когда настало время первого взноса. Денег у кардинала не было, и ювелиры обратились непосредственно к королеве, которая впервые узнала о своем тайном желании.

 

Но это была не просто авантюра высшего разряда. Скандальная кража вкупе с компрометирующими речами Жанны де Ла Мотт в суде и опубликованными позднее мемуарами показали всю гнилость бурбонской монархии, и современники назвали это событие прологом к Великой французской революции. Для графини же скандал обернулся публичной поркой, позорным клеймением (в виде лилии) и пожизненным тюремным заключением.

Однако Жанна не растерялась даже в тюрьме: соблазнив охрану, она через год с помощью друзей бежала в Лондон, где официально «умерла и была похоронена»...  

 

На крымских просторах

 

В начале XIX века в Петербурге вместе с другими многочисленными французскими эмигрантами, бежавшими от революции, появилась некая графиня де Гаше, которая приняла российское подданство. Никто и не подозревал, какова ее настоящая фамилия. Таким образом, растворившись в толпе эмигрантов, Жанна де Ла Мотт (теперь уже де Гаше) относительно спокойно проживала в Петербурге вплоть до того дня, когда ее покровительница, англичанка, придворная дама госпожа Бирх случайно не выдала ее императору Александру I. Император выслушал графиню и пообещал хранить ее тайну. Однако посоветовал ей все же убраться из столицы подальше — в Крым. Туда направлялась целая экспедиция ясновидящих, прорицательниц и прочих мистиков. Возглавляли эту огромную (более ста человек) группу баронесса Юлия Крюденер и княгиня Анна Голицына.

 

Это было путешествие российских мистиков и новых миссионеров, желавших обратить в христианскую веру крымских татар. К ним и присоединилась графиня. Конец 1824 — начало 1825 года Жанна провела в обществе княгини Голицыной. Поселилась в Артеке графиня де Гаше в небольшом, одиноко стоявшем старом доме, получившем позже название «чертов домик». Артековцы же прозвали его «домик миледи».

Вожатые до сих пор пугают детей рассказами о самом известном артековском привидении — Белой леди, якобы неприкаянной душе известной авантюристки, живущей в этом проклятом доме и стерегущей свои сокровища. На новом месте графиня не успокоилась. Она взяла под свой контроль всю контрабанду на побережье. Организованная ею тропа, ведущая через мыс Аю-Даг вглубь Крыма и далее, успешно действовала вплоть до конца двадцатых годов прошлого века — пока советские пограничники не закрыли границу намертво. Мифы всегда преследовали графиню. И часто ей самой это было на руку.

Таинственность, которой окружала себя Жанна, возбуждала любопытство и различные толки. Есть, например, предание о том, что знаменитое бриллиантовое ожерелье Марии Антуанетты зарыто где-то недалеко от костровой площадки лагеря «Морской» в Артеке.

 

В 1918 году офицеры-австрияки, пришедшие в Крым с германскими оккупационными войсками, пытались отыскать могилу Жанны де Ла Мотт, предполагая, что в ней найдут и ожерелье. Иные источники свидетельствуют о том, что драгоценность была по камушкам распродана еще в Англии.

 

Однако Южный берег вскоре надоел мистикам: татары в новую веру переходить не спешили, а над «безумными» женщинами уже открыто смеялись местные обыватели.

В 1825 году Жанна появляется в Старом Крыму. Здесь она завела довольно близкие отношения с директором училища виноградарства и виноделия в Судаке бароном Александром Боде, тоже французом по происхождению. Она собиралась купить его сад, и Боде часто бывал у графини и подолгу беседовал с ней, очаровываясь ее рассказами,  занимательными и не лишенными таинственности.

 

В светских кругах судачили по поводу странностей графини де Гаше и намекали на тайну ее жизни. Она это знала, но хранила свой секрет, не отвергая и не подтверждая домыслы, которые часто сама и провоцировала. Более того, любила навязывать разного рода предположения с помощью загадочных намеков. Рассказывала о графе Калиостро и о других представителях двора Людовика XVI так, будто эти люди входили в круг ее личных знакомых.

И еще долго из уст в уста передавалось содержание этих разговоров, служа темой для сплетен. Желая иметь интересного собеседника и наставника для дочери, барон Боде предложил графине жить в домике, который он собирался построить в Судаке. Но переехать в него графине не довелось. 23 апреля 1826 года ее не стало.  

 

Смерть и завеса тайны

Сведения об обстоятельствах кончины графини де Гаше очень противоречивы. Из одних источников известно, что умерла она, упав с лошади недалеко от поселка Эски-Крым. В других источниках говорится о целом предсмертном ритуале, разыгранном графиней в домике в Старом Крыму.

В начале 90-х годов прошлого века французское историческое общество обратилось к крымским краеведам с просьбой установить, где находится могила Жанны Валуа, супруги графа де Ла Мотт. Но пока точное место захоронения до сих пор не установлено.

Подробно о смерти Жанны де Ла Мотт де Валуа де Гаше дочь барона Боде рассказала в своих мемуарах, из которых следует, что без тайн и интриг знаменитая авантюристка не могла обойтись, даже покинув этот мир. ...

Вечером перед смертью Жанна вызвала служанку-армянку, потребовала растопить печь и оставить ее до утра. Служанка, жившая неподалеку, видела, как несколько часов подряд графиня перебирала и жгла какие-то бумаги.

Потом вышла из дому и потерялась в темноте. Что было дальше — только предположения и догадки.

Вроде бы ночь перед смертью Жанна де Ла Мотт провела на вершине горы Агармыш, где (по очередному мистическому преданию) бросила знаменитое ожерелье в Бездонный Колодец — самую глубокую шахту.

Утром служанка вернулась и застала графиню мертвенно-бледной, лежащей с закрытыми глазами. Молодая армянка испугалась и всхлипнула. Жанна открыла глаза и твердо сказала: «Еще рано». Потом распорядилась похоронить себя в том, в чем была, и запретила прикасаться к ее телу после смерти. Однако последнее желание умиравшей графини не было исполнено.

Тело покойницы все же решили обмыть, так как не знали вероисповедания госпожи де Гаше, а отпевали ее и русский православный, и армянский священники. На теле графини обнаружили два выжженных пятна, что навело на мысль о клеймении. Согласно описи, после графини осталось большое количество мебели красного дерева, серебряных, золотых и фарфоровых вещей, а также сотни книг на французском языке.

Деньги, вырученные от продажи вещей, в соответствии с завещанием, были отправлены во Францию в город Тур некоему Лафонтену. Занимался этими вопросами барон Боде, которого графиня де Гаше назначила своим душеприказчиком.

Боде завязал переписку с Лафонтеном, но тот своими уклончивыми ответами так и не дал понять, знает ли он настоящую фамилию графини, которую называл просто «моя почтенная родственница».

Но наиболее таинственные события развернулись вокруг шкатулки графини, заинтересовавшей самого императора. Едва правительство узнало о смерти таинственной француженки, как от губернатора Тавриды прибыл курьер, потребовавший закрытую шкатулку, которая незамедлительно была доставлена в Санкт-Петербург. Тогда же губернатор признался барону Боде, что ему было поручено наблюдать за этой женщиной  и что она действительно была графиней де Ла Мотт де Валуа.

Что касается фамилии де Гаше, то она взяла ее, вроде бы выйдя замуж за одного эмигранта где-то в Англии или в Италии, и эта фамилия должна была служить ей прикрытием.

А тайна той загадочной шкатулки осталась нераскрытой до сих пор.   Знаменитая графиня-авантюристка была похоронена на армянском кладбище в Старом Крыму, и впоследствии ее могила затерялась окончательно, так же как исчезло и само кладбище.

Бездонный Колодец, куда, по легенде, Жанна бросила перед смертью ожерелье королевы, исследовали несколько раз, но в труднодоступной пещере ничего не нашли. След потерялся...

 

http://time4news.org/content/taina-miledi

 

 

 

 

Миледи оставила ожерелье королевы в наследство крымским пионерам?

Маленькое строение на склоне Медведь- горы до сих пор называют «Домиком Миледи».

 

Легендарная французская авантюристка XVIII-XIX века похоронена в маленьком городке Старый Крым. В конце апреля 1826 года в Старом Крыму тихо скончалась неприметная иностранка - Жанна де Гоше. В последний путь престарелую француженку провожала только служанка из местных армян.

Легендарная французская авантюристка XVIII-XIX века похоронена в маленьком городке Старый Крым. В конце апреля 1826 года в Старом

 

Крыму тихо скончалась неприметная иностранка - Жанна де Гоше. В последний путь престарелую француженку провожала только служанка из местных армян.

В Старокрымском литературно-краеведческом музее есть фото надгробия Миледи. К сожалению, это все, что осталось, от великой авантюристки.Почти 150 лет у могилы де Гоше паслись козы, а вскоре не стало ни кладбища, на месте которого в 70-х годах расположился городской рынок, ни самого надгробия, которое, скорее всего, стало частью фундамента одного из здешних самостроев. Так жестоко судьба распорядилась памятью о, пожалуй, самой известной французской авантюристке - графине Жанне де Сент-Реми де Валуа де Ла Мотт, о которой знает любой, прочитавший книгу Дюма «Три мушкетера». В нем великий романист называл эту великую женщину Миледи (леди Винтер).

 

«Там лилия цветет»

Однако «Три мушкетера» и зловещая леди Винтер, которая испортила жизнь Атосу и попила крови королеве и ее преданным мушкетерам, - это всего лишь вольная фантазия Дюма-старшего. Ни краденых подвесок, ни самой Миледи, казненной лилльским палачом в лодке на реке, в реальной жизни не было. А была совершенно другая история, которую во Франции может пересказать каждый школьник и которая легла в основу другого романа Дюма - «Ожерелье королевы». В нем почти все действующие лица и события - реальные. Именно эта история и прославила на всю Европу Жанну де Валуа.

Суть аферы, которую закрутила Жанна, была в следующем. Обиженная на своих высокопоставленных родственников (Валуа находились в близком родстве с императорским домом), 26-летняя прелестница Жанна, которая, выйдя замуж, носила фамилию де Ла Мотт, в 1781 году появилась при дворе Людовика XVI и стала близкой подругой его жены Марии-Антуаннеты. Императрица была влюбчива и предпочитала дорогие украшения, на чем и решила сыграть Жанна, чтобы рассорить королевскую чету, и выжидала удобного момента.

Таковой настал, когда придворные ювелиры Бемер и Боссаж изготовили шикарное ожерелье из 629 бриллиантов и показали его императрице. Мария-Антуаннета очень хотела приобрести это украшение, но его цена в полтора миллиона ливров не то чтобы кусалась - Людовик XVI никогда бы не разрешил жене тратить столько денег.

 

Афера закончилась позором

Ожерелье уже было почти продано португальской принцессе, но тут в историю вмешалась Жанна, которая знала, что в императрицу страстно влюблен кардинал Луи де Роган. Она уговорила Рогана купить ожерелье, заплатив часть суммы наличными, а на другую часть выдав расписку. Ювелиры отдали свой шедевр Рогану, который через Жанну передал ожерелье королеве. Мария-Антуаннета была тогда влюблена отнюдь не в Рогана, но подарок приняла, выдвинув условие, что всю сумму постепенно вернет кардиналу.

Перед тем как кардиналу нужно было отдавать ювелирам остаток суммы, к нему неожиданно явился граф Калиостро, которому Роган был должен большую сумму. Кардинал был человеком чести, поэтому долг графу отдал, но остался совершенно без денег. То есть платить ювелирам было нечем. Жанна его успокоила: мол, императрица обещала заплатить, вот, кстати, расписка, которую она написала для ювелиров.

Императрице же Жанна сообщила, что у Рогана нет денег, поэтому судьба колье только в руках Марии-Антуаннеты. Императрица попыталась было попросить денег у супруга, но тот ей отказал. Поэтому драгоценности были отданы Жанне с просьбой вернуть ювелирам. В результате колье оказалось в руках де Ла Мотт, а ювелиры получили фальшивую расписку королевы, изготовленную приятелем Жанны Рето де Вилетом.

Естественно, через некоторое время ювелиры пришли к королеве и потребовали денег по фальшивой расписке… Скандал в Париже был жутчайший. Все участники этой истории - Жанна де Ла Мотт, кардинал де Роган и махинатор де Вилет - были на время следствия заключены в Бастилию. Сюда же по собственной инициативе пришел и граф Калиостро, о причастности которого к делу говорили в Париже.

По решению суда 31 мая 1786 года Роган и Калиостро были практически оправданы, Рето де Вилет приговорен к пожизненной каторге на галерах, а Жанна Валуа де Ла Мотт была бита кнутами и клеймлена на предплечье, как и все опасные преступники, «королевской лилией».

Такой увидел Жанну де Валуа

придворный французский художник XVIII века.

 

 

 

Во время наказания Жанна так извивалась, что палач промахнулся и поставил клеймо ей на грудь. Пришлось повторить пытку - и на ее теле появились сразу две лилии. Женщину (кстати, уже без всякого приговора) оставили в Бастилии якобы до того времени, пока не найдется колье.

Колье так и не нашли - 629 бриллиантов, оправленных в золото, пропали бесследно.

 

Бриллианты в наследство пионерам

А вот Жанна не пропала. Каким-то невероятным образом она бежала из Бастилии и оказалась в Англии. Мало того, в 1787 году в Лондоне вышли ее мемуары, как бы теперь сказали, с компроматом на императорскую семью. Некоторые исследователи полагают, что эта книжка де Ла Мотт стала одной из причин Великой французской революции, которая в 1789 году уничтожила не только монархию, но и физически Людовика XVI c Марией-Антуаннетой. Причем поговаривают, что императрицу казнил тот же палач, что клеймил Жанну де Ла Мотт.

Такова получилась страшная месть Миледи. Возможно, она сама не ожидала произведенного эффекта, поэтому 26 августа 1791 года организовала… собственные похороны. Говорят, она лично присутствовала на процессии в Лондоне и шла за пустым гробом, поглядывая по сторонам из-под черной вуали.

После этого Миледи исчезает почти на 30 лет, но в 20-х годах XIX века под именем графини де Гоше становится… русской! Как сообщают современники, она прибыла в Петербург и добилась аудиенции у императора Александра I.

Согласно «артековской» легенде именно под этой костровой площадкой зарыты сокровища,

которые похитила Жанна де Ла Мотт.

Чем сумела заинтересовать пожилая Жанна русского царя, так и остается для всех загадкой. Однако он жалует ей российское гражданство с одним условием: Жанна не имеет права жить в столице. Александр I рекомендует француженке для постоянного места жительства Крым, куда Жанна немедленно отправляется вместе с российскими мистиками и миссионерами, которые ехали обращать в христианство крымских татар.

На полуострове Жанна появилась жарким августом 1824 года. Как она тогда выглядела, можно узнать из воспоминаний баронессы М. А. Боде: «Старушка среднего роста, стройная, в суконном редингтоне… Седые волосы ее были прикрыты бархатным беретом с перьями; лицо, нельзя сказать кроткое, но умное и приятное, украшалось живыми блестящими глазами. Она говорила бойко и увлекательно - изящным французским языком».

В начале 1825 года Жанна селится на территории нынешнего «Артека», в маленьком домике, который, по преданию, соорудил в XVII веке неизвестный мастер по обжигу извести.

 

Жила де Ла Мотт - Гоше тихо и незаметно, но, несмотря на это, о ней ходили самые разнообразные слухи. Одни утверждали, что отсюда она руководит шайкой контрабандистов, которым дает инструкции прямо на берегу моря, куда лихо скачет верхом на лошади.

Другие поговаривали, что Жанна живет в Крыму на деньги, вырученные от продажи украденного колье. Третьи - что драгоценности она так и не смогла продать, закопала их недалеко от своего домика, а теперь не может отсюда уехать - сама охраняет тайник.Кстати, и сейчас в «Артеке» к этому домику, который называют «Чертовым домиком» или «Домиком Миледи», водят пионеров и рассказывают жуткие истории о привидении, которое по ночам выходит из этого строения и бродит по костровой площадке лагеря «Морской», охраняя зарытые там бриллианты.

 

 

Последняя мечта так и не сбылась

Скорее всего, разговоры о престарелой контрабандистке и привидениях - это всего лишь слухи. В Крыму графиня де Гоше жила бедно. Ее главным желанием была покупка виноградника в окрестностях Судака у барона Александра Боде, который занимался виноделием. Миледи даже перебирается поближе к своей вожделенной мечте - переезжает в городок Старый Крым. Однако барон остался неумолим и не захотел уступать за бесценок свой виноградник.

Как рассказывала ее единственная служанка, до самой кончины Миледи была в полном рассудке. Перед самой смертью она сожгла все свои дневники, сама переоделась в чистое и дала приказание ни в коем случае ее не переодевать, когда она умрет. После этого легла и тихо скончалась.

Предсмертное желание Жанны выполнено не было: старая служанка ее все-таки раздела для омовения и обнаружила на теле два клейма в форме лилий.

Сразу после похорон в доме, где жила Миледи, появились жандармы, которые унесли две шкатулки, принадлежавшие покойной. Говорят, что в них хранилось ожерелье королевы, с которым Жанна де Валуа де Ла Мотт так и не смогла расстаться.

Похоронили авантюристку на армяно-католическом кладбище, которое просуществовало до 70-х годов прошлого века. Потом погост снесли, устроив на этом месте городской рынок. А старые могильные плиты местные жители растащили на стройматериалы. Возможно, в фундаменте одного из домов Старого Крыма до сих пор замуровано надгробие с двумя лилиями короля Франции.

КСТАТИ

Кто спас Жанну де Валуа?

В странной и запутанной жизни Жанны есть несколько вопросов, на которые очень трудно найти ответ. Во-первых, чем заворожила престарелая авантюристка российского императора, что такого она сообщила ему при личной встрече, которая длилась всего полчаса? Во-вторых, где была Миледи в период после своих лжепохорон в 1791 году до своего появления в России в 1824-м? В-третьих, кто вытащил ее из Бастилии, откуда ее намеревались отправить на вечное заключение в тюрьму Сальпетлиер?

На первые два вопроса ответов нет до сих пор. Но на третий несколько раз пытались ответить. По одной из версий, Жанна соблазнила охранника, который помог ей бежать из темницы. По другой - ее выкупил кардинал Луи де Роган.

Первая - сомнительна, ибо соблазнить во Франции XVIII века можно было кого угодно, но только не тюремных стражников, которые проходили строгий отбор на верность королю и жили при темницах с семьями и домашним скотом.

Вторая версия еще более сомнительна. После истории с ожерельем Луи де Роган не только был лишен сана и получил запрет на появление при дворе, но и навсегда вычеркнут из всех родословных его семьи, а значит - лишился практически всех средств к существованию. До сих пор считается, что он - позор древнего рода. Даже сейчас его портреты в семейном замке Сыхров, который находится в Чехии, либо вообще не подписаны, либо его имя заменено другим.

Вероятнее всего, Жанну из тюрьмы освободил все тот же Калиостро. Ведь именно в его компании графиня появилась в Лондоне.

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Жанна, графиня Ла Мотт (урожденная де Люз де Сен-Реми де Валуа) - авантюристка, родственница королевского дома Валуа через побочного сына Генриха II, жена графа Ла Мотта, офицера гвардии графа д’Артуа.

Была введена в высшее общество, стала любовницей кардинала Луи де Рогана и имела репутацию близкой подруги королевы Марии-Антуанетты.

По-видимому, степень дружбы с королевой (сама Мария-Антуанетта впоследствии утверждала, что вовсе не знакома с Ла Мотт) была сильно преувеличена самой графиней и служила ей и ее мужу предлогом для различных мошеннических операций. Участвовала также в предприятиях известного авантюриста Калиостро. В течение двух лет, с 1784 по 1786 гг., она интересовала собой все европейское общество как печальная героиня известного «дела об ожерелье».

Осужденная на пожизненное тюремное заключение, бежала из тюрьмы и напечатала в Лондоне свои оправдательные мемуары, а также памфлет, направленный против королевы и высших придворных лиц. Этот памфлет (фактическая сторона которого крайне сомнительна) имел большое влияние на отношение к королеве во время революции. По официальной версии, до суда и казни Марии-Антуанетты графиня Ла Мотт не дожила. В 1791 году в Лондоне она в припадке умопомешательства (приняла стучавшегося в дверь кредитора мужа за агента французского правительства) выбросилась из окна и умерла через несколько дней.

МНЕНИЕ СКЕПТИКА

Вся эта история - красивая сказка

- Не было в Крыму никакой Миледи, - уверен специалист по истории Крыма Сергей Орлов. - Возможно, здесь и жила некая француженка де Гоше - в то время в Российскую Империю французов очень много приезжало на поселение. Но утверждать, что это Жанна де Валуа, по крайней мере странно.

Судите сами. Город Старый Крым, где якобы была похоронена Миледи, в начале XX века буквально оккупировали русские писатели-неоромантики. Александр Грин здесь жил и похоронен на местном кладбище. Максимилиан Волошин жил рядом, в Коктебеле, всего в 18 км. В гостях у него кто только не перебывал. Нельзя даже представить, чтобы они, писатели, прошли мимо такого шикарного сюжета! Но у них нет ни слова о возможном продолжении романа Дюма «Ожерелье королевы».

Сейчас, например, очень много туристов из Франции в Старый Крым приезжают. Чем они интересуются? Крымскотатарским фольклором и армянским монастырем XIII века, который расположен недалеко от города. О Жанне де Валуа, которая якобы здесь похоронена, ни один француз не спросил ни у одного гида!

И еще одно. Крым буквально кишит черными археологами. Знай они о том, что где-то здесь закопана шкатулка с 629 бриллиантами, они не только бы «Артек» перерыли, Аю-Даг стерли бы с лица земли! В Старом Крыму шагу не сделаешь,

чтобы на следы их деятельности не наступить. Но ищут они ордынские монеты, генуэзскую керамику и немецкие ордена (здесь во время войны шли жестокие бои), а не сокровища Миледи.

Вся эта история с похороненной в Крыму Миледи, скорее всего, очень красивая, но сказка. Хотя чем черт не шутит - Жанна де Валуа была виртуозной авантюристкой, поэтому ждать от нее можно чего угодно. Даже сейчас.

 

http://www.kp.ua/daily/210208/35313/print/

 

 

 


 ШЕКСПИР  Томик XII из полного собрания сочинений В. Шекспира 1893 г.

 

 

 

 

 

 

Стр: 1 2 3 4 5

 

 

Вернуться на главную